Какой ещё может стать медицина? Транспортной!

Глава Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов считает, что у всех должна быть профессиональная аптечка для врачей. Он сам столкнулся с тем, что у него не хватало лечебных средств для оказания помощи в вагоне поезда. Нет и нормативов, по которым должны обучать азам оказания экстренной помощи машинистов, пилотов, проводников. А ведь именно первые часы после ЧП важны для спасения жизни пострадавших. Между тем сейчас в России даже нет открытой статистики о том, как часто оказывается первая помощь на транспорте.

Кроме того, нет нормы, которая давала бы право здравпунктам на объектах транспорта оказывать медпомощь в рамках ОМС или за счет самих транспортных организаций. И получается, что все ждут "скорую" из местной больницы, теряют драгоценное время.

Проблем оказывается много с проверками самих работников транспорта, в том числе и на наркотические вещества. На морском и речном транспорте тоже есть проблема с медосмотрами и допуском к выходу в рейс. Сейчас есть десять медицинских бассейновых центров, которые могут выпустить в море. Но они при этом часто смотрят заключения, которые приносят им моряки из других поликлиник и берут их на веру. Но не всегда эти справки правдивы. Все это заставляет экспертов выступать за введение уголовной ответственности для тех моряков и машинистов, которые пытаются подтасовать результаты обследования, в том числе проверки на употребление наркотиков.

Система отраслевого медосмотра сохранилась на железной дороге и авиации. Но и здесь нужно корректировать законодательство. Так, например, в законодательстве нет понятия врачебно-летной медицины. Хотя допуск пилотов идет по требованиям Международной организации гражданской авиации (ИКАО), которая требует обязательного медосмотра пилотов.

Отсутствие нормативов тянет за собой целый клубок проблем. Например, Росавиация и Ространснадзор не могут проверять деятельность врачебно-летных экспертных комиссий. Они не подчиняются Росавиации. Только Центральная клиническая больница находится в ведении Росавиации, отметил замглавы минтранса Валерий Окулов. Кроме того, нет перечня препаратов, которые влияют на пилота и от которых может зависеть безопасность полета. Весь этот клубок проблем указывает на то, что необходим закон о транспортной медицине, отметил в своем выступлении директор Административного департамента минтранса Константин Пашков. И большая часть аудитории его поддержала, что в нем должна быть разбивка по всем видам транспорта с учетом их отраслевой специфики.

Источник: Российская газета

 

20 апреля 2017