В России появятся эксперты по конфликтам врачей и пациентов

Аппарат правительства поручил Минздраву и Минобрнауки проработать вопрос о регистрации трёх новых профессий в медицине — это биоэтик, медицинский антрополог и специалист-консультант в сфере культурно-этических компетенций. Эти специалисты должны улаживать конфликты, которые произошли между пациентами и медиками. Ранее с такой идеей к зампреду правительства Ольге Голодец обратился депутат Госдумы Федот Тумусов.

Чтобы показать на примере, какие вопросы придётся решать специалистам по этике, обратимся к судебной практике. Этим летом Ленинский районный суд Костромы рассмотрел иск местного жителя, который уже долгое время не может получить свидетельство о смерти матери, к Окружной больнице Костромского округа №1. Мать истца умерла дома, и "по факту смерти... были вызваны врач-терапевт участковый и органы полиции".

Терапевт констатировал смерть, а полицейский — "отсутствие насильственной смерти". Истец попросил у терапевта медицинское свидетельство о смерти, но тот выдал только направление на патологоанатомическое вскрытие. 

Ведь "в целях получения данных о причине смерти человека и диагнозе заболевания после смерти лица проводится патолого-анатомическое вскрытие" — это предусмотрено Законом "Об основах охраны здоровья граждан". При этом "мать истца при жизни завещала ему с сестрой в случае своей смерти, по религиозным соображениям, тело не вскрывать". Они выполнили её волю и похоронили её без вскрытия. 

Согласно тому же закону, если родственники умершего предоставляют письменное заявление об отказе от вскрытия по религиозным мотивам, то вскрытие не делают (правда, это правило не действует, если нельзя было при жизни поставить диагноз и в некоторых других случаях). Истец требовал через суд, чтобы больница наконец выдала заключение о смерти. 

Доводы, которые озвучили представители больницы, были таковы: мать истца поликлинику по месту жительства не посещала в последние годы, врача на дом не вызывала. Из представленных по делу медицинских документов установить, страдала ли она каким-либо заболеванием, было невозможно. То есть, чтобы понять, от чего она умерла, требовалось вскрытие. Суд счёл убедительными доводы больницы, истец так ничего и не добился. 

Минздрав и Минобрнауки подумают об этике

Нужны "профессионалы для сферы здравоохранения и социальной работы, которые будут заниматься предупреждением этнокультурных, этнорелигиозных, а также этических конфликтов", — говорится в обращении депутата Тумусова (копия есть у Лайфа). Это обращении он 20 декабря направил Ольге Голодец. А 24 декабря аппарат правительства направил письмо в Минздрав и Миноборнауки (копия есть у Лайфа) с просьбой рассмотреть предложение депутата. 

Как сказано в обращении Тумусова, нужно создать в России новые профессии в сфере медицинской этики. Это специалист-консультант в сфере культурно-этических компетенций (он получает образование на уровне магистратуры), медицинский антрополог и биоэтик. Они учатся дольше — получают образование на уровне аспирантуры и докторантуры. Первый изучает в основном медицинские системы, существовавшие и существующие в разных обществах, второй занимается собственно вопросами этики.

К письму депутат приложил аналитическую записку, подготовленную заведующей центром медицинской антропологии Института этнологии и антропологии РАН, президентом Ассоциации медицинских антропологов Валентиной Харитоновой. 

В записке говорится, что эти профессии нужны "для разрешения конфликтов пациентов... и представителей медицинских профессий, возникающих из-за различий в представлениях о профилактике и сохранении здоровья, о методах и способах лечения, о возможности обращения к специалистам, предлагающим услуги на основе разных медицинских систем (традиционных, народных, биомедицины), о культуре общения с пациентом и т.д.".  

Харитонова отмечает, что аналоги таких профессий "есть в передовых странах мира". Пример — США, где 81% больниц (данные на 2007 год) имеют службы этической консультации и ещё 14% "находятся на стадии разработки такой службы".

"Большинство людей, занимающихся этическими консультациями (в США. — прим. Лайфа), параллельно работают врачами (34%), медсёстрами (31%), социальными работниками (11%), священниками (10%), администраторами (9%), — говорится в записке. — Юристы, прочие медицинские сотрудники, философы, теологи... составляют 4% от числа этических консультантов". 

В письме депутата также говорится, что надо давать больше знаний по этике врачам. Нужна "гуманизация подготовки медицинских работников всех категорий, для чего необходимо вводить специальные предметы в программы медицинских учебных заведений, в первую очередь — университетов".

Свидетели Иеговы будут вылечены

У биоэтиков, если они появятся в России, будет очень разноплановая работа. Попробуем наметить основные задачи. Регулярно в СМИ появляются сообщения о так называемых свидетелях Иеговы, которые отказывают лечиться сами и лечить своих детей — надеются на помощь бога.

Один из самых ярких случаев был в 2012 году. Годовалая девочка и её мать пострадали в ДТП — на них наехал водитель, когда они переходили дорогу. Ребёнку требовалось переливание крови, но отец запретил это делать. Оказалось, его вера (он принадлежал к числу свидетелей Иеговы) запрещает проводить такую медицинскую процедуру. Врачи всё-таки сделали переливание — им пришлось доказывать необходимость этого в суде. 

Оленеводам объяснят, что не надо вытягивать жилы зубами

Как говорится в записке президента Ассоциации медицинских антропологов, "в 2014—2015 годах... медицинские антропологи активно привлекались в консультационные советы при ВОЗ и ООН по разработке стратегий противодействия вирусу Эболы". Ведь вспышка была такой значительной во многом из-за традиций африканских племён.  

Вирус передаётся от человека к человеку при тесном контакте, а по местным традициям все жители деревни целуют умершего. Так люди часто и заражались этим вирусом, не слушая врачей и не желая отступать от традиций. При этом местные жители врачей как раз и обвиняли в заражении. Их логика была такова: за теми, кто умер, пришли белые, значит, белые и есть причина смерти. 

Среди опасных для здоровья традиций, которые распространены в России, — вытягивание жил зубами из туш оленей. В том числе из-за этого, как сообщалРоспотребнадзор, этим летом на Ямале возникла вспышка сибирской язвы. 

У северных народов в России есть также традиции лечиться медвежьей желчью, "бобровой струёй" (вещество, вырабатываемое железами внутренней секреции бобров, по консистенции похоже на мокрый песок), мазать тело барсучьим жиром. 

– Не стоит забывать, что животные могут переносить очень серьёзные заболевания, — говорит терапевт Анастасия Краснова. — Барсуки, например, —переносчики бешенства. Поэтому использовать наружно, а тем более внутрь, их жир или выделения опасно. Последствием таких народных лечений могут стать отравления, аллергии и многое другое. А ошибки таких народных лекарей потом исправляют врачи, причём ещё и виноватыми остаются. 

Биоэтики обсудят эвтаназию

Эвтаназия — одна из главных проблем биоэтики. Об этом сказано в том числе в заявлении Российского комитета по биоэтике при Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО. 

"Российский комитет по биоэтике придерживается традиционной для отечественной медицины и науки нравственной позиции, исключающей право врачей убивать своих пациентов даже из чувства сострадания, — сказано в этом заявлении. —  Вместе с тем мы понимаем, что настойчивое требование легализации эвтаназии является неслучайным".

Это требование "вырастает, с одной стороны, из безотлагательных объективных проблем отечественного здравоохранения". Ведь "значительное число пациентов, страдающих тяжёлыми (особенно онкологическими) заболеваниями не имеет возможности получить адекватную медицинскую помощь".

Также "в стране растёт влияние либеральных идей, настаивающих на неотъемлемом праве каждого человека вести тот образ жизни, которой представляется для него наиболее удобным, и прервать жизнь тогда, когда её продолжение станет для данного человека бессмысленным". Решения проблемы комитет озвучить не может — он предлагает её обсуждать. 

Биоэтики должны разобраться, что такое смерть

Елена Брызгалина, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ, занимающаяся темой биоэтики, привела такой пример. 

— Юридически принятый во многих странах мира, и в нашей стране в том числе, критерий смерти  — смерть мозга —  может не приниматься конкретными людьми или группами, — сказала она. — Для православного христианина главный орган не мозг, а сердце. Поэтому традиционные критерии смерти — отсутствие дыхания, сердцебиения, в большей степени соответствуют ценностным установкам, чем современный.  

Ещё одна задача биоэтиков — улучшить отношение к донорству органов. 

Ранее Сергей Готье, главный трансплантолог Минздрава России, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова рассказывал Лайфу, как отношение к донорству менялось в других странах. Он привёл в пример историю итальянца Реджинальда:

– Когда-то в 90-х годах он путешествовал по Италии с семьёй, и на них напали грабители, стреляли по машине. Он ушёл от погони, но мальчик, который находился сзади, его сын, Николас Грин, был ранен в голову и в конце концов в больнице он умер. Был диагноз "смерть мозга". Тогда родители этого мальчика, американцы по происхождению, предложили органы своего ребёнка пересадить нуждающимся детям Италии.

И это был так называемый эффект Грина, историческое событие. 

– Биоэтика по определению занимается ситуациями, в которых возникает конфликт ценностных установок, порождённых развитием науки и практики, — говорит Елена Брызгалина. — Тех ситуаций, для действия в которых нет стандартных, устоявшихся норм. И таких ситуаций, конечно, немало. 

28 декабря 2016